January 10th, 2010

СЫРЬЕВОЙ БАЗИС КОЛОНИАЛЬНОЙ (СУВЕРЕННОЙ) ДЕМОКРАТИИ РФ.


BULLSHIT

 Дословно, в переводе с английского, «булшит» - это бычье дерьм0. Обычно это выражение используют когда хотят вежливо объяснить, что услышанное предложение или мысль являются бессмысленными. Так вот, призыв нашего президента Дмитрия Медведева к проведению модернизации страны является типичным «бессмысленным предложением». К модернизации не призывают, модернизацию стимулируют создавая условия когда не модернизироваться невыгодно. Например повышают стоимость труда, так что становиться выгоднее купить отбойный молоток, а не нанять десяток таджиков с ломами. Или повышают уровень доходов населения, так что новая продукция найдёт спрос. Или защищают свой рынок от наплыва аналогичной, но дешёвой продукции произведённой где нибудь в Китае или Тайване. Вообще подобные призывы ярко характеризует уровень и компетенцию Российского руководства.

 Общие рассуждения выше о причинах кризиса больше относились к международному кризису в целом. Но у России свой кризис, особенный. Для того что бы понять его особенность надо понять как вообще устроена Российская экономика.

 В России было «сломано» много копий в баталиях посвящённых защите демократии, свободных выборов, коммунизма или либерализма, но почему-то тема налогов, тема которая фундаментально определяет распределение благ и структуру экономики в целом мало кого интересует. А ведь налоги определяют сколько заработает за год Роман Абрамович - 10 млд. долларов в год или только 1 млд. (например). Или будет зарплата учителя 15 тыс. рублей или увеличиться до 40 тыс в месяц. Налоги определяют что выгодней: произвести товар в России или ввезти его из-за границы.

Нет, я вовсе не против демократии или свободных выборов. Но идея демократии - это определение «среднего арифметического» общества - среднего настроения, цели, среднего идеала. В здоровом обществе, основанном на прочных нравственных принципах, демократия должна прекрасно работать. Но что если в обществе есть серьёзные проблемы со здоровой нравственностью? Не окажется ли демократично избранное «среднее арифметическое» ужасным кровавым тираном? Не все страны и государства готовы к демократии. Демократия - это «игрушка» для взрослых. Ну и во вторых, «средние арифметическое» будет действительно «средним» если весовые коэффициенты участников демократического процесса по крайней мере сопоставимы. Но насколько сопоставим вес, скажем, Олега Дерипаски и рабочего с его комбината? Соотношение весов даже не слона и Моськи, а скорее слона и муравья! Какая уж тут демократия... Депутатов можно покупать «пачками» на завтрак каждый день.

Отличительной чертой Российской налоговой системы является то, что подоходный налог во первых плоский, а во вторых он низкий. Плоский - значит и почтальон и миллиардер отчисляют одинаковый процент от своих доходов. Поским налог стал в 2001 году, через год после прихода к власти В.В Путина.

В.В.Путин до сих пор считает «плоский» подоходный налог неоспоримым достоинством Российской налоговой системы. Но как мы уже знаем, недостаточно прогрессивный налог приводит к растущему социальному расслоению, а «плоский» подоходный налог вызывает практически мгновенную концентрацию капитала в руках финансовой олигархии. Пятнадцати-процентные налоговые сборы подоходного налога с большинства населения, которое еле-еле сводит концы с концами, - минимальны. И если в США 1% наиболее состоятельного населения при 35%-ой верхней ставке вносит в бюджет 40% налогов, то в России взносы состоятельных граждан составляют гораздо меньшую часть. Поэтому в России составляющая подоходного налога в общей структуре дохода бюджета пренебрежительно мала и может просто не учитываться (в отличие от других развитых стран, где бюджет формируется в основном за счёт отчислений подоходного налога).

Одной из основных статьей дохода российского бюджета является налог с добычи и экспорта полезных ископаемых (более 30%). Остальные два налога: НДС , налог на прибыль (в сумме более 50%), включаются в цену продаваемого товара и равномерно «размазываются» по всему населению покупающему товар, а так как основным массовым покупателем товаров является население, то оно и несёт основную налоговую нагрузку обусловленную наличием НДС. Поэтому НДС, в противоположность прогрессивному налогу, является регрессивным, и взимается в основном с широкого слоя населения с низкими и средними доходами. Состоятельные граждане России находятся в беспрецедентно привилегированном положении и кроме равных, а случае с НДС и меньших относительных налоговых взносах имеют многочисленные возможности оптимизации налогов с помощью офшорных схем.

Но разговор не о социальной справедливости, мы пытаемся понять почему Россия фактически стала сырьевым придатком, почему разваливается промышленность, и почему призывы Дмитрия Медведева к модернизации остаются только словами. Мы видим, что вся налоговая система России «плоская». Такая система приводит к обнищанию большинства населения и отсутствию внутреннего массового спроса на промышленную продукцию. Спрос невозможно создать даже временно посредством «накачки» кредитной системы. Развитию кредитной системы в России препятствует не только общий низкий уровень доверия, но и сама «плоская» система налогов. Плоская система налогов гораздо быстрее «насыщает» кредитную систему.

В отсутствии внутреннего массового спроса единственной возможностью реализации продукции является её экспорт. И единственным востребованным на внешнем рынке российским продуктом являются природные ресурсы. Поэтому Россия узко специализируется на «производстве» природных ресурсов. Россия даже теоретически не может экспортировать промышленную продукцию. Научно-техническая отсталость не позволяет производить что-либо по настоящему передовое и востребованное на внешнем рынке, а в производстве «ширпотреба» Россия не может конкурировать с Китаем по причине более высокой стоимости труда.

Стоит немного остановиться на Китае. Во-первых потому что вливание миллиардного Китая с его дешёвой рабочей силой в международный рынок произвело тектонические изменения в мировой экономике. И во вторых, потому что Китай очень часто приводиться как образец эффективной трансформации коммунизма и пример сверх динамично развивающейся экономики. Ещё каких-то 25 лет назад Китай был огромной страной с миллиардным нищим населением и полным отсутствием научно-технической базы. И если Россия могла экспортировать природные ресурсы, то единственный ресурс который Китай имел в избытке - было огромное количество неквалифицированной рабочей силы. Поэтому вместо экспорта природных ресурсов Китай открыл свой рынок труда для доступа иностранным компаниям. Если рабочему в Европе или Америке надо было платить 7-8 долларов в час, и так же нести значительную социальную нагрузку в виде выплаты страховок и разных бенифитов, то в Китае рабочий был согласен работать за 0,5 доллара в час безо всяких дополнительных условий. Западное производство хлынуло полноводной рекой в Китай. Применение дешёвой рабочей силы Китая позволило западным компаниям драматично снизить издержки и первоначально получить огромную прибыль. В Китай западные компании влекла не только жажда наживы но и толкала конкуренция. Если конкуренты снижали издержки и цену товара используя дешёвый труд, то и остальным компаниям не оставалось ничего другого кроме как следовать примеру и перенести производство в Китай. Таким образом необыкновенно мощный экономический рост Китая был вызван не столько умелым руководством компартии Китая, сколько перемещением существующего производства из западных стран в Китай. По существу Китай «украл» у Западных стран рабочие места, налоги, технологии и промышленный рост. Китайский опыт абсолютно непременным к России по причине более дорогой стоимости труда. Вряд ли российские рабочие захотят работать (и жить) подобно их китайским коллегам.

Но возвращаясь к Российским налогам, применение НДС делает продукцию российской промышленности неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке. Издержки при внутреннем производстве легко отслеживаются и НДС платиться сполна, увеличивая тем самым и цену продажи. Если же везти аналогичную продукцию из-за рубежа, то издержки можно завысить, снизив тем самым НДС. Поэтому становится выгоднее ввезти из-за рубежа готовую продукцию чем производить что-то на внутреннем рынке.

Российское правительство долго и безуспешно борется с инфляцией. Самое интересное, что причины инфляции имеют системный характер и избавиться от неё без перестройки экономики невозможно. Значительная часть дохода бюджета формируется от продажи на экспорт природных ресурсов. Налоги при этом поступают в бюджет в иностранной валюте. Процесс конвертации валютных бюджетных поступлений и вызывает инфляцию. Происходит это так.

Российское правительство получая доход в иностранной валюте не может платить пенсии и зарплаты госслужащим в самой иностранной валюте. Её необходимо для начала перевести в рубли. На уровне частного лица задача решается тривиально - посещением обменника валюты в банке. Но в масштабах государства данный вариант невозможен. Хотя бы потому, что объём налоговой выручки от экспорта природных ресурсов составляет 50 млд. долларов в год (это порядка 500 тон в 100-долларовых купюрах). Вряд ли найдётся обменник способный совершить данный обмен.

Торговля - это обмен товара на товар, в этом обмене деньги играют лишь промежуточную роль. Соответственно когда, например, нефть продаётся на экспорт, то она фактически обменивается на товар произведённый на Западе. Если полученный в обмен товар не забирается сразу, то вместо него получают его эквивалент - зарубежную валюту. На зарубежную валюту строго говоря можно купить только зарубежный товар. Поэтому когда Российское государство получает налоговое поступление в валюте и хочет использовать её для выплаты пенсий, то сначала государство должно купить на валюту товар за рубежом, ввезти и продать его в России за рубли и только затем использовать эти рубли для выплаты пенсий. В любом случае для безинфляционной конвертации через российский рынок должно пройти количество импортного товара равного выпущенной денежной массе. Но мы знаем, что Россия постоянно накапливает так называемый стабилизационный фонд, и средства этого фонда находятся в валюте. Можно предположить что государство вообще не использует долларовые поступления для финансирования внутренних расходов, и тупо складывает их в кубышку. Но с другой стороны это почти 20% бюджетных поступлений, и сомнительно что российский бюджет может без них обойтись. То есть очень похоже на то, что Россия выпускает дополнительную рублёвую массу под имеющиеся доллары, но эквивалентная товарная масса на внутренний рынок не поступает. Ну а раз денег больше чем товара, то будет и инфляция. Так что стабилизационный фонд «пухнет» не от хорошей жизни, и не для создания «подушки безопасности», а потому что поступившую валюту не удаётся полностью конвертировать удерживая инфляцию в разумных пределах.

В действительности Российское правительство поступает ещё проще - оно печатает рубли под имеющиеся доллары, использует их для внутренних расчётов и полагает, что потом население начнёт покупать на них импортные товары. Так как реального товара ещё нет, а вместо него есть доллары на счету казначейства, то денег становится больше чем товара. Конечно, в этом случае предполагается что коммерсанты должны купить товар за рубежом, везти его в Россию, продать за рубли и затем обменяв эти рубли на доллары у государства в конечном итоге «замкнуть» цепочку обмена. Если стоимость ввезённого товара соответствует количеству розданных рублей, то инфляция должна отсутствовать. Но в России в виду высочайшей степени социального неравенства доходы концентрируются у состоятельного меньшинства, и массовый спрос ограничен. Поэтому массовая реализация импортного товара оказывается невозможной. Большинство населения покупает только самое необходимое и спрос на это необходимое является не эластичным. Это значит что население будет тратить все доступные деньги прежде всего на покупку товаров первой необходимости. Российский товарный рынок очень монополизирован и криминализован, и свободное, рыночное установление цены товара затруднительно. Поэтому как только у людей появляются дополнительные доходы, спекулянты тут же изымают их увеличивая цену на товары первой необходимости. Поэтому попытка государства увеличить доходы беднейшей части населения наращивая пенсии и зарплаты бюджетникам приводит к увеличению цен на товары первой необходимости, инфляции, а не к покупке и спросу на зарубежный ширпотреб. Возможно коммерсанты используют заработанные таким образом дополнительные рубли на покупку валюты у государства, но эта валюта будет скорее использована для покупки недвижимости за рубежом, а не на ввоз в Россию импортного ширпотреба.

Кроме того, государство хочет ещё и защитить отечественного производителя и препятствует свободному импорту дешёвого (потому что Китайского) зарубежного товара. Поэтому у государства возникает противоречивая задача - с одной стороны защитить свою промышленность не давая импортным товарам легко проникать на российский рынок, с другой стороны, для эффективного обмена полученных от продажи нефти и газа долларов через российский товарный рынок, необходимо беспрепятственное хождение импортного товара через российскую таможню. Поэтому, если российское правительство хочет использовать доллары и иметь низкую инфляцию, то надо обеспечить беспрепятственное прохождение импортного товара через российскую границу. Но импортный товар, хлынувший при этом на российский рынок задавит и без того еле живую российскую промышленность.

 Высокая инфляция в России не позволяет финансировать долговременные, крупные проекты, с длительным сроком окупаемости, и служит дополнительным препятствием в становлении и развитии отечественной промышленности.

 В заключение можно сказать, что корень всех Российских экономических проблем лежит в неэффективной системе распределения общественных благ, препятствующей формированию сбалансированного внутреннего спроса, и в конечном итоге определяется «плоской» налоговой системой России.


КОММУНИСТИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА


Достали. Достали экономисты, гуру и эксперты которые за кучей словесной шелухи и пустых красивых фраз скрывают отсутствие понимания происходящих кризисных явлений. То что можно доступно, «на пальцах», объяснить в течении пяти минут, и объяснить так, что это будет понятно и пятилетнему ребёнку, на деле загромождается бессмысленной словесной мешаниной. Например покойный Егор Тимурович Гайдар - герой перестройки и всеобщий народный любимец, в своём последнем интервью (ссылка на интервью) показал удивительно полное отсутствие собственных соображений о причинах и возможном развитии настоящего экономического кризиса. Алексей Кудрин в одной из своих недавних лекций ясно обозначил свой уровень - финансами страны управляет некто с ментальностью бухгалтера. Оказывается идея о накопление стабфонда базировалась на банальной логике хорька, тырящего зерно «про запас», и меньше всего предназначалась стратегическому планированию и созданию условий для дальнейшего развития. Михаил Хазин, столь популярный у интернет-аудитории, показывает наличие здравого смысла, но он либо что-то не до конца понимает, либо избегает затрагивать непопулярные, а возможно неразрешённые цензурой, моменты. Возможно опасаясь навредить своему авторитету или деятельности своего детища - консультационному центру «НЕОКОН».

Человеческое сознание зачастую является нагромождением мифов, смутных убеждений и ложных теорий. Новая информация пропущенная через этот фильтр может искажаться и терять свой первоначальный смысл. Поэтому хотелось бы, чтобы последующий текст был оценён прежде всего с позиции логики, отбросив всякие существующие предубеждения.

Для глубокого понимания происходящих явлений необходимо уяснить одну простую, но отнюдь не столь очевидную закономерность. Действие этой закономерности проще всего показать на нижеследующем примере. 

Большинство населения любой страны живёт на зарплату. Зарплата как правило не растёт и целиком расходуется на покрытие текущих расходов. В то же время в любой стране существует группа состоятельных людей, доходы которых превышают необходимости текущего потребления. Неиспользованные финансовые средства состоятельные люди инвестируют с целью получения прибыли. Полученную в результате прибыль так же инвестируют, что ещё больше увеличивает следующую порцию прибыли. Как результат доход людей обладающих инвестиционным капиталом не просто растёт, а увеличивается с нарастанием, лавинообразно.
В результате формализуются две тенденции: большинство живущее на постоянную зарплату и состоятельное меньшинство, чей доход определяется наличием и инвестированием капитала, и чей доход постоянно ускоренно растёт. Происходящее лучше всего характеризует фраза: «Деньги делают деньги, а труд делает мозоли и боль в спине». Наличие начального капитала, а так же его количество, становятся определяющим фактором жизненного успеха.

Важный для понимания момент это то, что и состоятельное меньшинство и бедное большинство живут в условиях одной и той же монетарной системы. А значит если богатство меньшинства растёт быстрее чем растёт экономика в целом (или растёт когда нет вообще никакого экономического роста), то данный рост может происходить только за счёт перераспределения доходов общества в пользу состоятельной элиты. Богатые становятся богаче за счёт уменьшения доходов остальных членов общества. Парадоксальный и убийственный вывод! 

Данный парадокс объясняется самой сущностью понятия богатства. Богатство - это обладание некой ценностью, которая нужна обществу, и которое общество имеет возможность купить. И именно в способности общества покупать эту ценность и заключается вся разгадка! Если есть продукт, но доход общества не позволяет его полную реализацию, то избыток нереализованного продукта перестаёт быть богатством! Если доходы общества и покупательская способность не растут (нет роста реального роста зарплат), то инвестиционный капитал не может создавать дополнительные богатства. Можно конечно взять деньги, и построить фабрику, и начать выпускать не ней продукцию, но внутри страны эту продукцию будет невозможно продать! Продукция не может стать товаром! Можно попытаться снизить цену продукции, но есть минимальная цена, обусловленная издержками и рентабельностью, ниже которой снижение цены невозможно. И если происходит насыщение и внешнего рынка (то, что уже произошло в условиях современной глобализации), то не остаётся такого места на земле, где можно было бы продать всю дополнительную продукцию. Насыщение спроса заставляет капитал переключиться с финансирования реального сектора экономики на скупку товаров первой необходимости, товаров от которых люди могут отказаться в последнюю очередь. Цены на эти товары начинают расти, доходы людей покупающие эти товары - падать, но одновременно растут доходы инвесторов спекулирующих на них. Начинается ускоренное перераспределение доходов общества в пользу владельцев капитала.

 Конечно, в развитых странах с действующей кредитной системой существует временный буфер - продажа товара в кредит, в долг, под будущие доходы. Но это всего лишь временное спасение. Продав продукт сегодня под «завтрашний» доход, завтра продать этот продукт будет уже некому. И во вторых, за кредит тоже надо платить проценты, а значит проживание «в кредит» ещё и непосредственно снижает реальный доход потребителя. Снижение дохода потребителя плавно оборачивается увеличением дохода инвестора, выдавшего кредит покупателю товара.

Все говорят об огромной государственной задолженности Западных стран. Должны много не только США, огромные задолженности у всех развитых стран.

На этой очень наглядной диаграмме видно, что долг США вполне пропорционален государственной задолженности других развитых стран. У Японии, например, отношение долга к ВВП более чем в два раза выше чем у США. Но говоря о долге основное внимание концентрируют на его величине, упуская из вида, что в создании долга участвуют две стороны: должник и заёмщик. И редко у кого возникает вполне естественный вопрос: если есть должник, то кто заёмщик? И почему деньги есть в избытке у заёмщика, но нет у должника? Если посмотреть на структуру государственного долга, то у всех развитых стран подавляющая его часть составляет так называемый «внутренний долг». В переводе на нормальный человеческий язык это означает государство должно своим наиболее состоятельным гражданам, частным лицам. В США например 50% государственного долга составляет долг Федеральной Резервной Системе (ФРС). А ФРС как известно есть союз наиболее крупных Американских частных банков. Если же обратить внимание на задолженность частных лиц, которая в основном состоит из долгов по ипотеке и кредитным картам, то окажется, что заёмщиками опять выступают крупные частные банки. И владельцами этих банков являются вполне определённые фамилии и лица. Практически всё Западное общество находиться в неоплатном долговом рабстве у узкого круга финансовой элиты. Состоятельное меньшинство обладая финансовой мощью подминает под себя государство, и превращает его в инструмент собственной воли и обогащения. Хвост начинает вилять собакой!

Понятно, что рано или поздно возможности кредитной системы для поддержания потребительского спроса оказываются исчерпанными - для покупки товара использованы все настоящие и будущие доходы. Спрос достигает полного насыщения, товар уже невозможно продать даже в кредит. Соответственно и инвестиции в реальное производства оказываются бессмысленными. Но люди получающие прибыль за счёт инвестирования капитала всё равно хотят получать доход, или как минимум стремятся хотя бы сохранить имеющийся капитал. И тогда они начинают вкладывать деньги в те товары которые являются необходимыми для жизни человека. Инвестору принципиально безразлично за счёт чего получен доход: за счёт увеличения производства и роста экономики, или за счёт перераспределения дохода от других групп населения. Поэтому инвесторы начинают вкладывать деньги в товары первой необходимости,товары, которые люди будут вынуждены покупать за любую цену. Это прежде всего продовольствие, недвижимость и нефть. Цены на эти товары начинают резко расти за счёт спекулятивного, инвестиционного спроса. Это вызывает резкий спад уровня доходов у населения вынужденного покупать эти товары по повышенным ценам, ещё больше снижает покупательскую способность и вызывает лавинообразный обвал и экономики и финансовых рынков. 

Если теперь вернуться к началу всей цепочки, то окажется, что изначальной причиной вызвавшей заключительный экономический спад явилось отсутствие баланса между возможностью экономики производить товары массового спроса и возможностью населения покупать эти товары без «надувания» долгового пузыря. Данный дисбаланс спроса и предложения возник по причине непропорционального распределения продукта общественного производства, по причине присвоения собственниками капитала непропорционально большей части произведённого продукта.

Читатель уже наверное догадался к чему я клоню? Да, да, любой человек произносящий фразы подобные фразам предыдущего абзаца немедленно рискует быть обвинённым в приверженности идеям коммунизма, в отрицании свободного рынка, и просто рискует получить ярлык маргинала. Может ли, например, Михаил Хазин публично излагать подобные идеи? Конечно нет! Он немедленно рискует потерять основную часть своих клиентов и почитателей. Слишком уж прочен в массовом сознании штамп, сформированный официальной пропагандой, ассоциирующий любое упоминание о распределении богатства с махровым пугалом коммунизма.

На самом деле коммунизм совершенно другая история. Фундаментальной основой коммунизма является запрет на частное владение капиталом и средствами производства. Согласно коммунистической теории, все заводы, фабрики и колхозы должны принадлежать и управляться государством. В данном же тексте отсутствует даже намёк на запрет частной собственности. Поэтому вопрос эффективного распределения общественного богатства не имеет ничего общего с коммунизмом и может и должен обсуждаться даже самыми ярыми приверженцами либерального, неограниченного капитализма. 

Смешно то, что в Западных странах существует огромный конкурс на рабочие места в государственных учреждениях. Есть море желающих проучить работу учителя, почтальона или водителя автобуса. Потому что условия труда на государственных предприятиях лучше, а зарплаты много выше. Поэтому многие жители Западных стран, вздрагивающие от слова «коммунизм», по сути, сами того не осознавая, являются ярыми сторонниками коммунизма! Но такова уж сущность массового сознания - используя отработанную технику можно убедить целые страны и что: «Евреи во всём виноваты!», и что: «Кризис устроила Америка!», и что обсуждать распределение общественного богатства - это плохо! Не удивлюсь, что если через 100-200 лет сам капитализм станет страшилкой для общества!

Сто лет назад было введено антимонопольное законодательство запрещающее доминирование какой-либо компании на рынке. Меньше всего данное антимонопольное регулирование можно считать рыночной мерой. Это чисто административная мера, осуществляемая исключительно в режиме «ручного управления» под полным контролем государства. Но это вынужденная мера, призванная защитить конкуренцию - основу рынка от эксцессов самого рынка. Монополизация рынка убивает конкуренцию, а вместе с ней уничтожает и стимул к развитию и совершенствованию. В свою очередь монополизация финансовой сферы также убивает конкуренцию. Человек достигший финансового доминирования меняет приоритет развития на приоритет сохранения доминирования и власти. Формируется финансовая олигархия, которая подавляет конкуренцию, манипулирует рынками и рано или поздно создаёт тоталитарное государство. 

Если страны, являющиеся оплотом капитализма, без тени сомнения поддерживают антимонопольное регулирование и административно ограничивают доминирование в экономике, то почему попытка ограничить доминирование в финансовой сфере немедленно в объявляется анти-рыночной и выставляется возвратом к коммунизму? Как мы видим, данный кризис был вызван исключительно концентрацией капитала, возникшей в результате постепенного, незаметного перераспределения общественного богатства в пользу состоятельной элиты. Данное перераспределение естественно проходит в процессе работы свободного рынка. В капиталистическом обществе богатства создаются в результате труда миллионов участников рынка, но права на владение произведённым богатством распределяются в соответствии с количеством вложенного капитала (но не труда). Учитывая тенденцию капитала к концентрации, неограниченный капитализм неизбежно разделяет общество на супер богатых и супер бедных. Капитализм в его неограниченной форме чрезвычайно опасен. Он подобен пьяному подростку за рулём мощного гоночного автомобиля. Движущей силой капитализма является личная заинтересованность, которая по сути является человеческой жадностью - желанием владеть как можно большим богатством. Жадность заставляет человека больше трудиться и проявлять инициативу. Но она же может заставить человека разрушать среду своего обитания и окружающее общество. Ни в одной западной, развитой капиталистической стране нет понастоящему свободного, неограниченного рынка. Почти все аспекты рынка жестко регламентируются. Любая попытка либерализации какой-либо части рынка неизбежно оборачивается неприятностями. Например настойчивое воспрепятствование со стороны ФРС США попыткам ограничить свободное обращение деривативов немедленно обернулось образованием пузыря и обрушение пирамиды деривативов усугубило настоящий экономический кризис. 

Я не собираюсь отрицать наличие рынка, но в моём представлении рынок - это подобие океана по которому движется корабль государственности. Этот корабль приводится в действие мотором в трюме - экономикой, а направление его движения определяет штурман - экономист. Главный штурман-экономист оценивает экономические погодные условия за бортом и состояние мотора-экономики в трюме и выбирает режим работы экономики и курс движения к цели. Движения к какой цели? Хочется наедятся что целью является возможно полная реализация потенциала научно-технического прогресса с целью создания наиболее благоприятных условий жизни для максимально большего количества членов общества. Наивно надеяться что рынок будет сам двигать корабль к этой цели. Рынок живёт по своим законам и ему нет дела до человеческого благополучия. Все апелляции к эффективности рынка на самом деле лишь прикрывают нежелание или неспособность создать эффективную систему государственного управления.

Уже на достигнутом уровне научно-технического прогресса человечество способно обеспечить полное удовлетворение насущных потребностей каждого человека. Каждый может иметь крышу над головой, достаточно еды и необходимых товаров, достаточно средств для отдыха, развлечений и обеспеченной старости. Древние египтяне применяя ручной труд могли содержать армию и строить пирамиды. В сельском хозяйстве ещё 100 лет назад было занято 60-70% населения, а сейчас в Англии всего 3% населения производят достаточно с/х продукции и для внутреннего потребления и для экспорта. В современной производственной сфере занято всего 10-15% населения, остальная часть населения работает в сфере обслуживания и не создаёт непосредственных материальных благ. Постоянная безработица, и безуспешная борьба с ней, говорит об избытке трудовых ресурсов. Торговля идёт на немыслимые ухищрения что бы продать «ещё немножко» товара. Но жизнь большинства людей как и 100-200 лет назад проходит в бесконечной суете с целью заработать минимальные блага - крышу над головой и минимум еды на столе. Восьми-часовой рабочий день был официально узаконен целых сто лет назад. С тех пор электрификация, автоматизация, компьютеризация увеличили производительность труда в 5-10 раз, но люди не только не стали работать меньше, но всё больше и больше вынуждены работать сверхурочно. А если говорить о собственном, мелком, частном бизнесе, то люди работают практически круглыми сутками. Зачем? Зачем тогда весь прогресс? Неужели прогресс достигнутый за последние сто лет не достаточен чтобы люди работали вместо 8 часов в день - 6 часов? Или вместо 5 дней в неделю - 4 дня в неделю? Я не верю что это не возможно! Но для человека который «пашет» по 8-10 часов в сутки и еле сводит концы с концами такая мысль скорее всего покажется абсурдной. "Мне

сейчас не хватает на жизнь, что будет если я стану работать ещё меньше?» - примерный ход рассуждений среднего человека. Но ведь и восьми-часовой день когда-то казался фантазией, и потребовалось немало страданий, много крови и несколько революций что бы он стал реальностью. И сто лет назад рабочие «упахивались» по 12-14 часов в день, но оказалось что экономика прекрасно существует и когда люди работают много меньше. Проблема в том, что данное изменение не может произойти само собой, под влиянием рынка. Нужно планирование и государственное вмешательство.

Если же вернуться к обсуждению проблемы текущего кризиса, то понятно, что на данном этапе можно попытаться «снять» наиболее острые проблемы, например ввести более жёсткое регулирование в финансово-кредитной сфере, но избежать внесения по настоящему кардинальных изменений, и «протянуть» ещё какое-то время. И это по существу является вариантом наиболее устраивающим существующую финансовую олигархию. Этот вариант гарантирует сохранность её доминирования. Вопрос в том, возможно ли это? Кризис разразился от того, что «сдетонировал» накопившийся заряд долга. Часть долга при этом «сгорела». Поэтому можно попытаться «перезагрузить» кредитную систему, активизировать массовый спрос и продолжить наращивание долга. Так что ждем, когда провал этой попытки станет очевидным для всех. 

Кардинальным решением проблемы должно стать пересмотр принципов распределения дохода в обществе. Распределение дохода - это не значит: «отобрать и поделить», распределение - это значит создать условия, которые бы позволили людям зарабатывать много больше среднего, но не позволили бы создавать избыточную концентрацию капитала и предотвращали бы создание мощных олигархических групп узурпирующих власть государства. Необходимо поддерживать оптимальное соотношение между доходами богатых и бедных, соотношение при котором социальное неравенство всё ещё бы выполняло функцию стимулирования прогресса, но было бы недостаточным для финансового доминирования. Доходы населения и доходы элиты должны расти сбалансировано, и только при условии настоящего экономического роста, а не за счёт перераспределения.

 К сожалению не существует рыночных способов автоматического поддержания данного баланса и поэтому необходимо вмешательство и контроль государства. Необходимо увеличивать доходы населения за счёт снижения доходов элиты. Два инструмента могут помочь в осуществлении этого. Это регулирование уровня минимальной оплаты труда и прогрессивное налогообложение.

Основной источник дохода большинства членов любого общества является заработная плата. И потому регулирование её минимального уровня позволяет непосредственно увеличить средний уровень дохода и покупательскую способность общества. Прогрессивный налог позволяет уменьшить влияние инвестиционной составляющей в уровне дохода, и как результат владение капиталом перестаёт быть решающим фактором в достижении успеха. Да, вы скажите, как же так, ведь в западных странах уже используется прогрессивная дифференцированная шкала налогообложения? Да, налог там прогрессивный. Но его прогрессивность - хитрая. Верхняя ставка налога примерно соответствует максимальной зарплате. В США верхняя планка шкалы равна $375,000 долларам, в Японии -$55,000, в Канаде $180,000. То есть налог прогрессивный только для тех, кто живёт на зарплату. Для тех же чьи доходы измеряются миллионами и миллиардами, налоговая шкала становиться плоской! Кроме того, люди с высокими доходами имеют массу легальных «лазеек» для «оптимизации» налоговых отчислений. Например можно представлять доход в виде дивидендов облагаемых налогом по уменьшенной ставке. Я не говорю уже про офшоры! Это вообще песня! Стоит только посмотреть на расцвет Дубай, Исландии, Гонконга и других оазисов свободного капитализма и налогового рая! Весь их расцвет основан на налогах уведённых из других стран, стран с более жесткой налоговой системой. Ну зачем спрашивается все крупные российские, в том числе и государственные, компании зарегистрированы в офшорных зонах? Правильно! Оптимизировать налоги! 

Современная экономика основанная на применении высокопроизводительного труда не позволяет устанавливать оплату труда на рыночном принципе баланса спроса и предложения. Рост производительности труда создаёт дефицит рабочих мест и избыток рабочей силы. С позиции рынка избыток рабочей силы является лишним, и для достижения баланса должен исчезнуть. Это произойдёт автоматически, если оплата труда начнёт падать. Рабочие начнут либо умирать от голода, либо перестанут рожать детей - не имея средств для приобретения жилья. Третий вариант это то, что нищая, доведённая до отчаяния, толпа попадёт под влияние очередного маргинального, полусумасшедшего лидера, который объявит очередной поход на Восток или на Запад, развяжет очередную миасштабную войну и «сожжёт» избыток трудовых ресурсов в её пекле. Любой из этих вариантов сохраняет доминирующее положение элиты, но оборачивается бедами и страданиями для остальных членов общества. Интересы элиты и общества в этом случае не совпадают, и обществу опасно надеяться на руководящую роль элиты. Согласно рынку, трудовых ресурсов не должно быть больше, чем нужно для обеспечения товарами элиты, её слуг и самих рабочих. Чем выше производительность труда, тем меньше рабочих нужно для настоящей, либеральной, дикой экономики.

 Альтернативой «рыночному» решению позволяющему достичь баланса между предложением и спросом на рабочие места посредством сокращения численности населения является «не рыночное» решение. Решение которое заключается в регулировании продолжительности рабочего времени и установлении обязательной минимальной оплаты труда.

Вообще существует широко распространённое заблуждение противопоставляющее рынок регулированию экономики. Подразумевается, что регулирование экономики означает автоматический отказ от рынка. На самом деле основа рынка - это честная, справедливая конкуренция, и введение обязательных для всех правил вовсе не означает запрет или отмену самой конкуренции. Рынок страдает тогда, когда правила регулирования рынка применяются избирательно, используется как средство создания преференций или оказания давления. Если я, например, плачу своему рабочему 15 долларов в час, и мой конкурент так же платит те же 15 долларов, то мы конкурируем снижением издержек и повышением качества. Но если правительство США обязывает своих предпринимателей платить рабочим $7.50 в час, а в Китае ограничения по минимальной оплате до не давнего времени вообще не существовало, то здоровая конкуренция оказывается невозможной. Естественно, это сразу сказывается на качестве продукции. Китайские товары, заполонившие Американский рынок, отличаются отвратительно низким качеством. 

Никто не любит платить налоги. Но единственным средством содержания государства являются налоги. Обычно более качественная вещь стоит дороже, и если мы хотим иметь качественное государство, то и оплата за услуги государства должна быть соответствующая. Государство, начинающее зарабатывать, само становиться участником рынка, и перестаёт быть независимым, объективным арбитром контролирующим других его участников. Государственный служащий должен жить только на зарплату, и не имеет права совмещать государственную должность с занятием бизнесом. Поэтому оплата государственного чиновника должна быть высокой, а ответственность за нарушения - серьёзной.

 Государство является неэффективным собственником, поэтому многие убеждены, что налоги должны быть минимальными. Полагают, что снижение налоговой нагрузки оставит больше финансовых средств в частных руках и увеличит эффективность их использования. Вообще утверждение что государство неэффективный собственник является довольно спорным. Возможно, что половина собранных налогов будет разворована или бездарно потеряна, но другая-то половина всё же будет использована на финансирование стратегических инфраструктурных проектов - строительство дорог, школ, больниц, поддержание инвалидов и пенсионеров. В то же время деньги оставленные в руках олигархов расходуются ещё более бездарным для общества способом - покупку очередной громадной яхты, замка или очередного футбольного или баскетбольного клуба. Расходуется так, что это вообще не приносит никакой общественной пользы.

Но налоги нужны не только для содержания государства, регулирование ставок прогрессивного налога является важнейшим инструментом перераспределения доходов в обществе. Нет другого, более эффективного, способа поддержания баланса между способностью экономики производить продукцию массового спроса и поддержанием массового спроса на эту продукцию.

На самом деле данные идеи отнюдь не новы, и если обратиться к опыту Великой Депрессии, то всё перечисленное уже было использовано для выхода из неё. Многие ссылаются на опыт Великой Депрессии, но чаще обсуждают её начало, в то время как её окончание приписывают влиянию Второй Мировой Войны. Но вот несколько фактов относящихся к периоду Великой Депрессии. 

В 1913 году Конгресс США ввел 1% -ый подоходный налог на доход превышающий $ 3,000, и налог в 6% на доход превышающий $ 500,000. В 1918 году, с целью финансирования Первой Мировой Войны, налог на доход превышающий $ 1,000,000 был увеличен до 77%. Затем, в 1922 году налог на доход свыше $1,000,000 был снижен до 58%, затем он был снижен до 25% в 1922 году, и в 1929 был далее снижен до 24%.

В 1932 году этот налог был повышен до 63%. В течении Великой Депрессии налог постепенно рос, и к 1945 году налог на весь доход превышающий $ 200,000 составил 94% на весь. Максимальная ставка налога оставалась в районе 90% аж до 1964 года, когда после покушения на президента Джона Кенеди, он был понижен до 70%. Затем в 1982 году этот налог был снижен до 50%. И в конце концов достиг 28% в 1988 году.

Нетрудно заметить, что начало депрессии совпало со снижением максимальной ставки, и депрессия закончилось тогда, когда почти весь доход (94%) выше $ 200,000 стал изыматься государством. Есть о чём задуматься, правда? Становиться так же понятен источник финансирования экономического плана Рузвельта. Плана заключавшегося в строительстве большого объёма инфраструктурных проектов, в частности популярного проекта по покрытию Америки сетью современных дорог. Все эти проекты финансировались из налогов собранных у богатых граждан Америки.

 ругой факт, который также старательно замалчивают, это то, что 10 лет спустя после начала Великой Депрессии, в 1938 году, впервые в истории США была введена обязательная минимальная зарплата. Ниже которой нельзя было платить наёмным работникам. Если в России минималка долгое время была формальной величиной, величиной используемой только при расчёте разных штрафов и надбавок, то в западных странах, и по сей день, минимальная зарплата является важнейшим параметром реально определяющим зарплаты. Многие рабочие выполняющие работы не требующие высокой квалификации получают за свой труд оплату именно равную официально установленной минимальной зарплате. Конечно, вознаграждение административно-инженерного персонала всегда много больше минимальной зарплаты, но отсчёт - «на сколько больше» - начинается от уровня минимальной зарплаты. А потому доходы высокооплачиваемых категорий граждан так же зависят от уровня минимальной оплаты.

По мере усугубления кризиса развитые западные страны будут вынуждены увеличивать максимальную процентную ставку подоходного налога, а так же будут вынуждены поднимать зарплату своим рабочим. И здесь неизбежно возникнет препятствие в виде глобального свободного рынка, который не позволит регулировать деятельность международных компаний средствами эффективность которых ограничена национальными рамками. Ужесточая требования по минимальной зарплате, правительства западных стран будет стимулировать компании перемещать производство за рубеж, в развивающиеся страны с более низкой стоимостью рабочей силы, уменьшая при этом собственные налоговые поступления и увеличивая локальную безработицу. На повышение налогов компании ответят переводом офисов и бухгалтерии в офшоры, что опять уменьшит налоговые поступления западных стран. 

Но размещая производство в развивающихся странах и используя дешёвый труд в них, западные компании не смогут реализовать произведённую продукцию в самих развивающихся странах и будут остро нуждаться в западных рынках сбыта. Вводя протекционистские меры западные правительства вынудят компании вернуть производство и его бухгалтерию на родину. Но вместе с тем, введённые протекционистские меры неизбежно разрушат существующую систему глобальной торговли. Поэтому когда Михаил Хазин предсказывает, что существующая система глобальной торговли, представленная прежде всего соглашениями ВТО, распадётся, то для этого заявления есть жёсткое экономическое обоснование.

Конечно, у глобального распределения труда и глобальной торговли есть неоспоримые достоинства. Различные страны обладают своими специфичными, локальными преимуществами, делающими производство некоторых видов товаров более рентабельным, что позволяет снизить их цену. Международный обмен подобными товарами безусловно взаимовыгоден. Поэтому потребность в международной торговле сохранится, но торговые союзы, снимающие ограничения на обмен товарами, скорей всего будут заключаться между странами которые имеют близкую стоимость труда и схожую налоговую систему. То есть должен измениться базовый принцип формирования свободного международного рынка, принцип учитывающий стоимость труда и прогрессивность налоговой системы.

Но всё это в будущем. Данные изменения весьма радикальны, и они затрагивают финансовые интересы очень влиятельных групп. Само общество ещё находится в плену иллюзий саморегулирующей эффективности рынков. Потребуется время для того что бы общество разочаровалось в своих иллюзиях , а накал социального недовольства возрос и вынудил элиту согласиться на необходимые изменения. Нежелание элиты пойти на уступки во имя благополучия всего общества может привести к социальному взрыву. Как сказал Джон Кенеди - 35-й президент США: «Кто делает мирную революцию невозможной, тот делает насильственную революцию неизбежной».

("Those who make peaceful revolution impossible, will make violent revolution inevitable,"

J.F.Kennedy, the 35th president of United States.)

Довольно необычное для президента капиталистического государства высказывание. Девяносто-процентная верхняя ставка подоходного налога продержалась в США почти 20 лет, и была уменьшена до 70% через год после убийства президента Кенеди. Кенеди была почти гарантирована победа на предстоящих вскоре следующих президентских выборах. Так за что убили Президента Кенеди?