zinoviev_alex (zinoviev_alex) wrote,
zinoviev_alex
zinoviev_alex

Category:

Коммунизм в XXI веке: нереализованная утопия или непонятое будущее

В феврале 1848 года вышел в свет наиболее известный текст Карла Маркса и Фридриха Энгельса «Манифест Коммунистической партии». Коммунистическая идея, предложенная в нём, и её дальнейшее развитие, становятся «следующим уровнем» и, возможно, последней надеждой человечества.



«Манифест Коммунистической партии», по сути, это был программный идеологический документ, который стал итогом размышлений молодого Маркса ещё со времени «Экономическо-философских рукописей 1844 года» и «Принципов коммунизма» Энгельса 1847 года.

Упомянутый термин до того времени больше соотносился с идеями утопического социализма, представляя из себя аморфный посыл «за всё хорошее, против всего плохого». Постепенно он наполнился внятным содержанием как теоретического, так и практического свойства. Вобрал в себя и полёт мысли, и заскорузлую догматику, и смерть на баррикадах, и попытки приспособить великую идею к интересам лавочников. А уже за полтора века коммунизм как понятие настолько перегрузился смыслами, настолько был заболтан — и сознательно, и по глупости, — что самое главное — модель коммунистического общества перестала существовать как ориентир для народов Земли. Так мы потеряли своё будущее, возможно, единственное, способное продлить существование человечества и дать развитие человеку.

Если на время забыть похороненный под грудой домыслов термин, оставить его в покое, то появится возможность оттолкнуться от простого утверждения: так или иначе, люди всегда метались в пространстве между гуманизмом и жестокой прагматикой, альтруистичными порывами и эгоистическими страстями. И XXI век не привнёс ничего нового ни в области гуманитарных наук, ни в организации социального пространства в плане создания новых общественных моделей. При этом возможности человека созидать и разрушать достигли небывалых пределов, его присутствие на Земле стало повсеместным, а его осознание себя в мире, в обществе и в природе во многом осталось на уровне цивилизованного «дикаря» XIX столетия.

Миры цифровых платформ, эпоха дигитализации, прорывы в биотехнологиях, коммуникационный взрыв по-прежнему вмещают в себя человечество, привыкшее мыслить общество как набор убогих операций «ты мне, я тебе» в планетарном масштабе. Индивидуумов, видящих свободу как тотальную возможность торговых операций, как бездумное потребление. Человеческое существо, ставшее придатком вещного мира, который, словно искусственный паразит, черпает силы из нашего душевного бессилия.

Возможно, в силу этого попытки заговорить об ином типе человеческих и общественных отношений рождают непонимание, неприятие, а то и прямую враждебность со стороны адептов свободного рынка. Такого рода персонажи наотрез отказываются понимать: нелепость — это утверждение о том, что люди слишком эгоистичны, жадны и устремлены к простейшим наслаждениям. Но если человек живёт среди воров и грабителей, он, скорее всего, придёт к преступному мировоззрению и соответствующему ремеслу. И наоборот, если личность растёт в обществе, где царит взаимопонимание, стремление к образованию, то естественно, что человек имеет все возможности раскрыть свой потенциал и стать неким большим по отношению к себе. Поэтому не стоит удивляться словам Владимира Ленина, который утверждал о невозможности стать коммунистом, не вобрав в себя весь опыт мировой культуры. Только тогда личность начнёт не столько конкурировать с окружающими, сколько соревноваться, то есть не «озлокачествлять» состязательные отношения. Тогда население Земли задумается о сохранении окружающей среды и бережном природопользовании. Только в этом случае творческое созидание будет восприниматься как главная потребность человека, а вещь будет не столько знаком статуса, сколько синонимом целесообразности и не более.

Конечно, сложно говорить о подобном, когда «Беспрепятственные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений, вечная неуверенность и движение», о которых писали Маркс и Энгельс в 1848 году достигают своего апогея в первой половине 21 столетия. То, что постмарксист Зигмунт Бауман назвал «текучей современностью», рвёт и кромсает структуры цивилизации. В одних обществах этот процесс идёт более интенсивно, в других с меньшей скоростью, но в любом случае текущее ускорение становится всё разрушительнее с каждым годом.

Ускорение общественных процессов, помноженное на взрывное действие современных технологий, постепенно оставляет ограниченный вид производств и отношений — цифровые. «Идиотизм деревенской жизни» времён Маркса, сменился идиотизмом атомарных индивидов-потребителей. Мир со времени «Манифеста Коммунистической партии» разительно поменялся. Однако то, что мы видим сегодня, является квинтэссенцией утверждения основателей марксизма.

«Производительные силы … не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие; и когда производительные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство всё буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности».

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/3200763.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments